Сергей Шумаков

начальник пиротехнического отдела Управления пиротехнических и специальных кинологических работ центра «Лидер»

                                          Блиц-опрос.

 На какую специальность и где Вы учились?

- Учился в Каменец-Подольском высшем военно-инженерном командном училище. Специальность – пиротехник.

Кем мечтали быть в детстве?

- Ну, тут всё было неоднозначно (смеётся). В 5 лет хотел стать милиционером, потому что узнал, что из МВД не берут в армию. Потом, как и многие мальчишки, хотел летать ( но позже не прошел медкомиссию). Когда захотел стать военным, а точнее, сапёром, сказать не могу. В семье военных не было, кроме двоюродного дедушки-пилота, который погиб в самый разгар войны, в 43-м году. Наверное, сказалось всё вместе.

Наверное, был в детстве и любимый фильм про войну?

- Да, конечно. «Они сражались за Родину». Кстати, там было всё – и как воины в окопах сидят, и как действуют сапёры, и как пилоты летают.

Как люди обычно воспринимают информацию о том, что вы сапёр?

- Ну, те, кто далёк от армии, частенько крутят пальцем у виска (смеётся). А люди военные, конечно, с уважением.

 

Сергей Викторович Шумаков производит впечатление улыбчивого, обаятельного и жизнерадостного человека. Он рассказывает, что и в школе никогда не значился в числе заядлых драчунов,  хорошо учился. С улыбкой он признаётся, что до сих пор, встречаясь с  его мамой, учителя вспоминают его добрым словом.

А еще Шумаков считает, что ему повезло в жизни с хорошими людьми: командирами, учителями, сослуживцами. Но, похоже, это вполне закономерно: так отражается в жизни его собственная честная и открытая натура. Поэтому и общаться с людьми ему легко, и служба складывалась вполне удачно.

Сам Сергей Викторович считает, что дело здесь не только в легкости характера, но и в его профессиональных знаниях: он действительно знает и любит дело, которому посвятил жизнь.

Шумаков родился в Брянске, от которого до Каменец – Подольска, где находилось его высшее военно-инженерное командное училище, было двое суток езды. Далековато. Но когда Сергей начал учиться, он почувствовал, что, как говорят, оказался «в своей тарелке». Не было ни сомнений в правильности выбора, ни разочарований.

Ярким моментом вспоминается ему командировка их, курсантов 3-го курса, в охваченную войной Молдавию. Стояли на границе между двумя республиками, предотвращая возможные инциденты. Правда, знания по  специальности тогда не пригодились. К счастью, как уверен Шумаков. Но они, совсем юнцы, впервые оказались тогда в зоне боевых действий, и почувствовали «запах пороха».

В 1994 году Сергей Шумаков окончил училище и был направлен в 27-ю отдельную стрелковую бригаду, располагавшуюся в южном регионе Подмосковья. За время службы прошел путь от командира взвода до начальника инженерной службы бригады. В этой должности он прослужил 6 лет. А в это время, буквально за забором части, образовалось подразделение новой и тогда ещё мало кому известной структуры - МЧС. В том же 94 –м году, там создаётся  "294 Центр по проведению спасательных операций особого риска «Лидер». Туда ушел служить бывший начальник Шумакова по инженерной службе. Спустя время, он предложил и ему попробовать себя в новом качестве. Сергей заинтересовался, поскольку в своей бригаде уже вполне реализовался, и решил, что может попробовать силы в новом качестве. Это был 2006 год.

- В характере у Вас есть азартная жилка или Вам по душе, скорее, стабильность?

- Ну, я обычно не лечу сломя голову туда, не знаю куда. Чтобы двинуться дальше, я считаю, надо сначала изучить всю информацию, отработать какие-то навыки, хорошо всё взвесить. И только потом начинать потихоньку двигаться. Нельзя, мне кажется, нахватать всего по верхам, и кричать, что «я всё знаю». А к нашей профессии это особо относится. Движение вперед – это хорошо, но дорогу надо хорошо продумать.

Тем более сапёров в первую очередь учат не спешить, т.к. у нас-то двух вариантов не бывает. И со времён учебы в голове четко звучит мысль, что в нашей профессии нет права на ошибку.

- Наверное, нет и права «почивать на лаврах»?

- Да, именно. Сапёр не может кричать «я всё знаю и умею». Он всегда должен допускать, что чего-то не знает: это помогает держаться в тонусе, не расслабляться. Ещё в училище нам командир говорил, что если ты посчитал себя великим специалистом, то обязательно с тобой что-то случится. И, как это ни парадоксально, большинство несчастных случаев действительно бывает на самых элементарных боеприпасах, где, казалось бы, и думать не надо – просто подойти, отрезать и установить. Но вот эта расслабленность – мол, что тут делать - и ведет к несчастьям.

- В вашу профессию приходят люди определенного склада, как Вам кажется?

- Наверное, это так. Вот когда в реальной боевой обстановке ты идешь на задание, конечно, тебе и страшно (не испытывает страха только ненормальный), и интересно, и в то же время ты знаешь, что можешь сделать что-то важное, то, что другим не под силу. И, грубо говоря, сапёр ведь всегда на войне – не важно, ведётся ли она в действительности. Мы-то выполняем реально боевую задачу, и знаем, что на 80% боеприпасов можно подорваться. По счастью, в моей жизни несчастных случаев с коллегами не было ни разу. Даже пальцы никому не отрывало, а в нашей профессии это дело почти обычное.

Вот даже на войне – меня забирали из роты в первую чеченскую кампанию, в 96-м году -  когда я учил двух бойцов-сапёров, они оба вернулись живыми. Значит, то, что я им дал, было правильным и помогло верно справиться с заданиями.

- Скажите, а в военном училище у вас была специальная психологическая подготовка?

- Тут надо различать задачи МЧС и армии. Первое призвано спасать, т.е. разминировать. А боевые задачи – они как раз противоположные. Знаете, когда только начинаешь работать с боеприпасами, это кажется даже и не страшным. Молодость отрицает возможность смерти. Позже, когда взрослешь, появляется семья, дети, взгляд на жизнь, конечно, меняется. Ты начинаешь действовать осознанно, осторожно, обдуманно.

 - Когда Вы перешли на работу в МЧС, что-то изменилось в Вашем восприятии профессии, та самая психологическая составляющая?

- Вы знаете, когда 15 лет решаешь одни задачи, а потом  - бац! – и они меняются на противоположные, конечно, это ощутимо. Ведь главная задача МЧС – спасение! Но в течение полугода всё как-то в голове уложилось, утряслось, и стало понятно, что теперь ты просто подходишь к делу с другой стороны. Скажем, больше внимания при подготовке отводишь изучению разнообразных мин-ловушек и т.д.

- Вы сказали, что в профессии сапёра нельзя говорить, что ты всё знаешь. Значит, всегда можно учиться дальше? А в какую сторону здесь идёт развитие?

- Ну, например, мы знаем инженерные боеприпасы, артиллерийские и т.д. Но всё время появляется множество новых современных боеприпасов – и авиационных бомб, и снарядов, которые выпускают установки типа «Град» и др. А сколько вариантов, скажем, противопехотных мин? Китайских, итальянских, американских и т.д. И ведь одна из задач нашего центра – участие в гуманитарном разминировании. Поэтому развиваться уж точно есть куда. Всегда!

- Что в Вашей жизни есть помимо службы? Какие интересы?

- Ну, тут можно быть кратким – дом, жена, сын, собака..и ружьё (смеётся). Очень люблю с другом выехать на охоту, вот сейчас ждем открытия осеннего сезона на пернатых. Это для меня лучший отдых.

- А хочется ли, чтобы Ваш сын пошел по Вашим стопам?

- Тут одного моего желания мало. Сейчас ему 16, время выбора. Чем это завершиться  - я пока не знаю. Но, видимо, сказалось то, что он всё детство провел среди солдат (а были времена, когда мы с семьей жили просто в «ленинской комнате»), и армия ему надоела (смеётся). Он и к оружию равнодушен, хотя он ещё маленьким чего только не видел и не потрогал - от пистолета до танка! Сейчас сын даже на охоту со мной не ходит. Но, возможно, всё еще изменится!

Экстренные телефоны:
С городского/сотового телефона
Единый телефон пожарных и спасателей 01/101
Полиция 02/102
Скорая помощь 03/103
Аварийная газовая служба 04/104