Максим Черненков

Несомненно, каждому из сотрудников Центра по проведению спасательных операций особого риска «Лидер» МЧС России есть, что рассказать о своей работе. Но они в большинстве своем делают это неохотно. Но уж если повезет, и удастся разговорить этих скромных, никогда не называющих себя героями, людей, тут же увидите, как светятся их глаза, когда речь заходит о службе, как аккуратно, но с таким чувством они говорят об МЧС, проведенных операциях и коллективе. Так было и в случае с начальником группы пиротехнического отдела управления пиротехнических и кинологических работ Максимом Черненковым. Не без труда, но наш корреспондент разговорила скромного пиротехника.

 

- Максим, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли работать в МЧС России?

 

- Работать в МЧС я захотел еще в детстве после случая, который произошел недалеко от моего дома. Это было дорожно-транспортное происшествие, и спасатели на нем работали очень профессионально – быстро достали людей из искореженного металла. Вот этот момент и стал основополагающим в выборе профессии. И после школы я поступил в Академию гражданской защиты. В Центре по проведению спасательных операций особого риска «Лидер» сначала работал в спасательном управлении: выезжал на различные происшествия, ДТП, наводнения. А в Управление пиротехнических и кинологических работ попал уже несколькими годами позже.

 

- Чем там занимаетесь?

 

- В нашу повседневную деятельность входит обезвреживание взрывоопасных предметов времен Великой Отечественной войны: авиабомбы, фугасные боеприпасы. На различных территориях, начиная с Московской области, а теперь еще и Новомосковский округ, куда регулярно наши ребята отправляются работать, затем Смоленская и Тверская области, Крым и республика Сербия. Крым начали активно изучать только с этого года, но уже было две командировки по 40 суток. А с присоединением к Москве новых территорий вызовов стало больше: владельцы земельных участков в ходе работ часто натыкаются на потенциально взрывоопасные предметы.

 

Какие работы выполняли в Крыму?

 

- На Крымском полуострове вместе с пиротехниками Главного управления МЧС России по Севастополю мы искали и обезвреживали авиационные бомбы. Достаточно много их находили на местах, где проходили бои во время войны, на позициях советских войск и немецкой армии. Если было возможно после обнаружения транспортировать авиабомбу, то ликвидировали ее на полигоне. Если же нет – на месте.

 

Взрывоопасных предметов на территории Крыма до сих пор так много, потому что их поиском стали заниматься относительно недавно?

 

- Когда Крым был в составе Украины, обезвреживанием бомб времен войны тоже занимались, но их в тех местах настолько много, что на ближайшие лет 5-10 точно хватит работы. Сейчас снова наш отряд уехал в командировку в город Керчь с той же целью.

 

Какая из проведенных операций Вам запомнилась больше других?

 

- Наше управление подразумевает работу саперов и пиротехников, соответственно. Но помимо узкой специализации мы являемся еще и спасателями. В 2013 году мы в составе сводного отряда оказывали помощь пострадавшим от наводнения в Амурской области. Это вот как раз одна из самых запоминающихся операций. Были затоплены целые деревни, поселки. Люди остались без крова. Я впервые увидел подобное своими глазами. Мы эвакуировали людей, имущество – по возможности, на что хватало сил. Сложно было убедить тех людей, которые не хотели покидать свои дома, что нужно, прежде всего, их жизнь спасать.

 

Каким образом Вам удавалось их убедить?

 

- Мы ведь спасатели, нам приходится владеть какими-то базовыми навыками и в психологии. Конечно, убеждали людей, разговаривая с ними. Пытались объяснить, что имущество со временем можно восстановить, а сейчас главное – взять документы, предметы первой необходимости и спасать себя и своих близких.

 

Задам, пожалуй, дежурный для сапера вопрос. Как вам постоянно заниматься неразорвавшимися

боеприпасами?

 

- Мы регулярно выезжаем на места боев Великой Отечественной войны для поиска и обезвреживания различных боеприпасов. Когда человек только недавно оказался в этом подразделении, впервые находится в командировке и сталкивается с взрывоопасными предметами, это всегда очень волнительно. Прекрасно помню свой первый выезд в составе группы. Совсем не просто справиться с волнением и сомнениями, когда впервые держишь в руках минометную мину, авиационную бомбу или ручную гранату тех времен. Но это поначалу. Со временем начинаешь разбираться во всех этих взрывоопасных предметах и точно знаешь, что можно брать в руки, что – нельзя.

 

Вы можете рассказать подробнее про операции своего подразделения? Вы работаете совместно с кинологической службой?

 

- Кинологи, конечно, тоже присутствуют, но в основном действуют расчеты ручной очистки. В расчете два человека в индивидуальных средствах защиты. Один из них идет первым с металлодетектором, второй – копатель – за ним. Когда прибор показывает, что в земле обнаружен металл, его откапывают. Это, конечно, может быть кусок проволоки, монета, а может быть и взрывоопасный предмет. В последнем случае вызывается командир группы, и он уже решает, что делать дальше – транспортировать предмет для уничтожения на полигоне, ликвидировать на месте или передавать другим службам. Например, если это артиллерийский снаряд, мы передаем его Министерству обороны. Так и работаем.

 

А как выбираются участки для места работы?

 

- Конечно, не просто так и не потому, что нам захотелось покопать у дороги и, значит, там должно что-то быть. Нет. Изначально мы смотрим какие-нибудь старые карты, прослеживаем, где шли бои, затем накладываем на современные карты и уже в тех местах производим работу.

 

Часто информация из старых карт оказывается достоверной?

 

- В 99% случаев, конечно, совпадает. Просто, понимаете, помимо нас по таким же картам работают и так называемые «черные копатели». Они многое достают, хотя их и интересуют в большей степени какие-нибудь медали и монеты, нежели боеприпасы.

 

А в последнее время часто бывают случаи, когда эти «черные копатели» в поисках медалей подрываются на минах?

 

- Конечно. Постоянно. И это не единичные случаи, потому что они, как правило, считают себя профессионалам экстра-класса, все знают, во всем разбираются и говорят, что боеприпасы безопасны, так как они пролежали в земле очень долго. А это ошибочное мнение, в связи с этим и происходят несчастные случаи, подрывы. Очень много увечий. Вы сами представьте, у авиационной бомбы толщина металлической стенки 9 миллиметров. Сколько нужно времени, чтобы разложилась сначала она, затем тротил? Конечно, бомба теряет свои взрывчатые свойства, но очень медленно. Судя по их уничтожению, за то время, что они уже пролежали в земле, безопаснее они стали процентов на пять, не больше.

 

Вам профессия пиротехника по-настоящему так интересна или задумываетесь о том, чтобы выбрать со временем другую?

 

- Это действительно очень интересно. Это – наша история. Я считаю, что у человека, которого не интересует прошлое его страны, его народа, нет будущего. А здесь ты сам можешь больше узнать, ты сам копаешь эту историю, если можно так выразиться. Мы ведь находим не только взрывоопасные предметы, бывает и оружие, которое передаем в музеи, чем и пополняем историю.

 

Нравится Вам работать в МЧС России?

 

- Знаете, говорят, что работа должна, в первую очередь, нравиться. У меня как раз такой случай. Моя работа устраивает меня по всем показателям. Ничего негативного даже сказать не могу в отношении этого рода деятельности, нашего управления. Коллектив у нас очень хороший, мало мне встречалось подобных на жизненном пути. Я рад, что попал сюда. Служу и буду служить здесь, в МЧС России.

Экстренные телефоны:
С городского/сотового телефона
Единый телефон пожарных и спасателей 01/101
Полиция 02/102
Скорая помощь 03/103
Аварийная газовая служба 04/104